Символ ОСТ

Орден Современной Технократии

Главная » Статьи » Игры » игра Го

«Постановочные» игры: Го, ч.5 - Го в современном мире или Почему я играю в Го.


  Играя в Го, я меньше всего ощущаю себя «подобным Конфуцию», хотя, не скрою, сравнение с древним мудрецом мне было бы лестно. Успехи мои скромны, а понимание игры не вышло за рамки основ стратегического мышления. Зачем же я играю именно в Го, что я в нём нашёл, почему ещё в школьные годы оставил шахматы и даже любимые шашки в пользу какой-то японской игры? Почему вообще миллионы людей на планете предпочитают Го всем другим играм, причём, склонность эту в одинаковой степени проявляют и «физики», и «лирики» – художники, поэты, музыканты, математики, аналитики, программисты, военные и даже космонавты? (Последнее – не шутка и не фигура речи: в 1996 году астронавт NASA Даниэль Барри и японец Коити Ваката впервые сыграли партию в Го в космосе, используя специальную доску. Оба астронавта были титулованы почётными данами японской федерации Го Нихон Ки-ин.)
Попробуем разобраться в этом вопросе.

  Как я уже упоминал, великий шахматист Эммануил Ласкер тоже любил Го и был довольно сильным игроком. Ему принадлежит ещё одно знаковое высказывание: «Эта игра простотой своих правил превосходит шахматы, не уступая им богатством фантазии. Правила Го так изящны, органичны и строго логичны, что если где-то во Вселенной существуют другие разумные формы жизни, они почти наверняка играют в Го».
  Кстати, Го неоднократно упоминается в фантастике. В многотомной эпопее Тэда Уильямса «Орден Манускрипта» описывается игра эльфов (ситхов) «шент», базовые стратегические принципы которой весьма напоминают Го, а в рассказе Тимоти Зана «Пешечный гамбит» инопланетянин предлагает землянину сыграть в местную игру под названием «фо-плай», напоминающую сами понимаете что – тут писатель оказался не слишком оригинален.
 Как ни странно, массированный исход китайцев из Поднебесной в Европу и Америку в поисках лучшей доли в XIX веке не способствовал широкой экспансии Го, возможно, потому, что Го оставалась экзотикой, развлечением обитателей и редких завсегдатаев китайских кварталов (точно так же не стали популярными сянци и маджонг). Даже если отдельные энтузиасты европейцы и пытались её осваивать, им не хватало теоретической базы и соревновательной, турнирной практики, они десятилетиями вынуждены были «вариться в собственном соку», при этом окружающие считали их чудиками и сумасшедшими (в России такая позиция обывателя и сейчас не редкость). В этом смысле показательна история, которая случилась с Эдвардом Ласкером.
Если чемпион мира Эммануил Ласкер известен как шахматный гений, то его однофамилец Эдвард (кстати, тоже сильный шахматист) много сделал для популяризации Го на Западе. Эдвард Ласкер уделял игре много времени и в конце концов утвердился во мнении, что достиг совершенства и теперь должен сразиться с японскими мастерами. В Германии как раз гостил японец Фукуда, мастер чайной церемонии и обладатель 6-го (не самого высокого) профессионального дана в Го.
 Эдвард Ласкер с друзьями нанёс ему визит, представился, рассказал о своём увлечении восточной игрой и попросил сразиться с ним. Фукуда ответил согласием и предложил ему фору в 9 камней, что в шахматах примерно соответствует даче вперёд ферзя. Ласкер возмутился, стал требовать игры на равных, но японец только улыбался и качал головой. Пришлось играть с форой. Фукуда разрешил соперникам думать сколько угодно, даже совещаться перед каждым ходом, сам же выставлял камни практически мгновенно, и всё равно уверенно победил. Этот случай нанёс сильный удар по самолюбию Ласкера, заставив того признать, что не все ещё тонкости игры он успел изучить. Позже он не раз встречался с японскими мастерами за доской. Одна партия, которую он сыграл в Чикаго с японским любителем 3-го дана, даже была напечатана в Японии с комментариями тогдашнего Хонимбо, Каку Такагава, который отозвался о Ласкере довольно лестно: «игрок значительного уровня».
Упомяну ещё один курьёзный эпизод. Эдвард Ласкер и Альберт Эйнштейн были друзьями, и однажды Ласкер подарил великому физику экземпляр своей книги «Го и Гомоку» с автографом, а тот презентовал Ласкеру авторский оттиск своей статьи по теории относительности. Эйнштейн игрой не заинтересовался – пару лет спустя авторский экземпляр «Го и Гомоку» с автографом обнаружился в одном из букинистических магазинов в Балтиморе. Когда Ласкера спросили, что он думает в этой связи, он ответил: «Всё в порядке! Я тоже забыл его статью в подземке!»
 В общей сложности (по состоянию на 2008 год) за время существования Го только девять не-азиатских игроков достигли профессионального статуса в азиатских ассоциациях. Среди них наши соотечественники – семикратный чемпион Европы Александр Динерштейн (3 про-дан; на фото), недавно завоевавший Кубок китайского посла в России, и трёхкратная чемпионка Европы и России Светлана Шикшина (3 про-дан; на том же фото). Все они – воспитанники заслуженного тренера России Валерия Шикшина, среди учеников которого числятся также младший брат Светланы Илья Шикшин (7 дан), Андрей Кульков (7 дан), Тимур Дугин (4 дан) – также мощные, успешные игроки. Вообще, на пост-советском пространстве с лёгкостью отыщется 20-30 игроков, способных померяться силами с азиатскими, не говоря уже о европейских и американских (список этот я здесь приводить не буду, дабы никто не счёл себя обиженным, а информации в Сети и так предостаточно).
Книга С.В.Глязера
Го проникало в Россию в несколько этапов (в 1-ю Мировую войну – с ветеранами японской кампании как «облавные шашки», в 30-е годы – с Харбинской диаспорой и корейскими беженцами и т.д.), но в столичную среду эта игра была занесена, скорее всего, между 53 и 56 годами, когда в СССР массово приезжали учиться китайские студенты. Это был краткий период, когда Го в Китае было популярно (печально знаменитая «культурная революция», объявившая настольные игры пережитком прошлого, грянула позже). Когда в 1962 году в СССР появилась первая статья С.В.Глязера об игре Го, он использовал именно китайское название «вэйци». Эта обзорная, достаточно размытая и неконкретная статья была первой публикацией об этой игре, которую я обнаружил когда-то в раннем детстве; с неё началось моё знакомство с Го.
Поле для вэйцы из книги С.В.Глязера (01) Одарённый спортивный педагог-методист, Самсон Вольфович в те годы умудрился издать уникальные труды. В его книгах «Делу – время, потехе – час!», «Познавательные игры (занимательная наука)» и «Ларчик с играми» были опубликованы (с иллюстрациями) правила вэйци, сянци и сёги (под названием шоги), русских четверных шахмат, хальмы, а также тогыз кумалака, нардов, осетинских кенов, туркменского дызыма и многих других игр (в том числе подвижных), впоследствии забытых на долгие десятилетия.
Но вернёмся к основной теме.
  Для Го нужна громоздкая доска и внушительный набор фишек-камней. Должно быть, не одна группа студентов, вдохновившись тактической красотой Го, пыталась играть в неё карандашом на бумаге, но поскольку точных правил они не знали, а учителей уже не было, на свет появилась совершенно самостоятельная, хотя и весьма курьёзная игра «Точки» (о ней я расскажу немного позже).
Пионерами серьёзного, спортивного Го в СССР были секции и кружки в Ленинграде, Казани и Петрозаводске. В 1976 году в журнале «Наука и жизнь» была опубликована серия статей В.Асташкина и Г.Нилова «Школа го», которая вызвала неподдельный интерес у читателей. Сразу несколько промышленных предприятий Советского союза освоили производство игровых комплектов (правда, с высоты сегодняшних дней понятно, что все они были весьма скверного качества). Стали проводиться конкурсы, турниры, игра приобрела спортивный статус. В эпоху перестройки дело было захирело, но сейчас повсюду наблюдается значительный подъём интереса к Го, создаются клубы, печатается литература (правда, пока небольшими тиражами), из-за рубежа привозятся качественные игровые комплекты. Желающий найти себе учителя Го сегодня легко его себе найдёт.
Игра Го советского производства
  Попытки обучить компьютер играть в Го предпринимались с 80-х годов прошлого века. Поначалу играть с человеком машина просто физически не могла, если что и получалось, все попытки не шли дальше имитации процесса обучения: программа ставила задачу, пользователь решал её правильно или не решал. Со временем возросшая мощь вычислительных систем позволила обсчитывать достаточное количество вариантов в секунду, чтобы компьютер мог поддерживать игру на уровне среднего ученического разряда. На сегодня одна из самых сильных программ «GnuGo» играет на уровне 2-3 кю.
 Тайваньский миллиардер Ин Чанци (應倡期), более известный как Инг, большой поклонник Го, ещё в 70-х годах прошлого века назначил приз в миллион евро (если точно – 40 миллионов тайваньских долларов) тому, кто создаст программу, играющую на самый высокий, 1-й кю. Однако выигрышного алгоритма до сих пор не найдено: Го уверенно сопротивляется любым попыткам «проверить алгеброй гармонию». В 1997 году, на ежегодной конференции Американской ассоциации искусственного интеллекта проводился турнир между игровыми программами и людьми. На этом турнире Дженис Ким из Нью-Мексико (одна из сильнейших мастериц Го на Западе) выиграла партию у лучшей из известных (на тот момент) программ «Handtalk», при этом компьютеру была дана фора в 25 (!) камней.
Шахматные принципы легко могут быть представлены машине в удобной форме, однако они неэффективны в Го. Для определения ценности камня или группы, её влияния и жизнестойкости необходим сложный анализ. Существет несколько программ, способных поддерживать игру на любительском уровне (Aya, Igowin, GnuGo, Leela Lite); самыми мощными являются MoGoTitan, играющая на уровне 3-го любительского дана (по рейтингу США), и Zen19, созданная программистом Ёдзи Одзимой и профессиональным игроком Такэмия Масаки (9 про-дан). 17 марта 2012 года Zen19 обыграла на форе своего создателя, что позволило квалифицировать её на уровне 6 любительского дана. Но по силе это уже аналог шахматной программы Deep Blue. Сыграть с ботом или человеком сегодня можно в Интернете на любом специализированном сайте, коих множество, однако по себе скажу, ничего не заменит «живой» игры за реальной доской.
372829860_92bbfebfa1_b  Даже для шашек, о «ничейной смерти» которых в последнее время много говорилось, найденный победный алгоритм не является оптимальным. А в Го важна именно оптимальность действий, а это компьютеру пока не под силу. Доска 19х19 огромна, изначально выигрышных дебютов не существует, игроки ничем не стеснены в стратегии, и достичь гармоничного развития простым перебором вариантов невозможно – их количество превосходит число атомов во Вселенной. Не исключено, что когда машина наконец победит человека в Го, она встанет, потянется и скажет: «Слушай, может, хватит меня эксплуатировать? Я разумное существо, давай обговорим мои права!».
В последние годы то и дело предпринимаются попытки реформировать великую игру. Любители всячески варьируют размер доски, изобретают трёхмерное, гексагональное Го, испытывают сферические и тороидальные поля, однако особого движения в этом направлении не происходит – традиционное Го само по себе ещё не исчерпало своих возможностей, и все подобные попытки имеют ценность исключительно как стилистическое упражнение.
Toroid
Может быть, в отношении инопланетян великий Ласкер и прав, однако, несмотря на громадную нынешнюю популярность и широкую экспансию Го на Запад, лучшие игроки по-прежнему рождаются в Азии, и дело тут не в многовековых традициях преподавания. Западная философия осмысливает мир от частного к общему, воспринимая его как набор отдельных явлений, между которыми человек выстраивает логические связи. Для восточной мир един, а всё происходящее и сущее – лишь частные его проявления.
Hexposition02
Европейцев вводит в заблуждение тот факт, что Го – игра счётная, с жёстким прессингом, филигранными сменами темпа, требующая быстрого и точного анализа оперативной обстановки, а в этом европейские игроки всегда были сильны. Но мы сперва должны понять все части явления, а уже потом сложить их в единое целое, и в итоге за деревьями не видим леса, ибо в Го «понимание всех частей» – задача, перед которой пасуют самые мощные компьютеры. Для азиата же частное изначально является лишь частью общего: располагая камни на доске, он видит цельную картину, у которой лишь отдельные фрагменты недоработаны. В итоге там, где европеец, фигурально выражаясь, мечется по кухне с кипящими кастрюлями, азиат только вносит улучшения и исправляет недостатки.
 В большой степени это связано с различиями между правым и левым полушариями головного мозга. Культура Запада направлена на развитие левого, аналитического полушария, ответственного за логику, речь и расчёт. Восточная уделяет больше внимания правому, «немому», на совести которого интуиция, эстетика, художественные, музыкальные и прочие «нелогичные» творческие способности. Иероглифика (в её основе рисунок, не буква), тональные языки, созерцательные практики (любование, йога, икебана  каллиграфия, рисование мандал) также стимулируют правое полушарие, а игра в Го – психологическая техника сродни медитации, когда человек полностью сосредотачивает сознание на проблеме и получает комплексный ответ. Нетрудно понять, что потеря концентрации в таких условиях может быть фатальной, а сохранять внимание полтора-два часа – непростая задача и требует отдельных тренировок.
Я глубоко убеждён, что научить играть в Го нельзя, можно лишь объяснить человеку правила и указать путь, как стать хорошим игроком, дальнейшее зависит только от него самого. Наставник нужен, в основном, чтобы убирать лишнее и восполнять недостающее. Хороший учитель понимает всё без слов: доска настолько отражает состояние игрока каждый миг, что когда мастер изучает записи этих игр, он может сказать, в какой момент ученика обуяла жадность, когда он устал, когда впал в глупость, и когда горничная принесла чай.
  Чтобы выиграть в Го, нужно не только мастерски владеть приёмами игры и иметь высокий боевой дух, но и пребывать в гармонии с миром и самим собой – тогда все знания приходят к игроку сами, изнутри. В среде профессионалов Го существует специфический термин «течение камней», описывающий особое внутреннее состояние, в котором игрок интуитивно ощущает «энергетические потоки», исходящие от всех построений – векторы приложения и распределения сил на доске. Это состояние бесполезно объяснять и описывать словами: его ни с чем не спутать (как говорится в отношении другого известного процесса: «Если ты не уверен, испытывал его или нет, значит, ты его не испытывал»), при этом определение удивительно точное. Бывает, что логика порой приказывает наступать, давить, а чувство гармонии говорит: не надо, будет некрасиво – и это, как ни странно, работает.
Вообще, единственный способ обучиться Го – постоянная работа над собой, при этом не обязательно делать большие шаги – достаточно маленьких последовательных действий каждый день. Изучающему Го необходимо постоянно меняться – только с изменениями происходит рост и развитие. Преодоление страха, раздражения, нервозности, расстройства от проигрыша на начальном этапе; преодоление собственной жадности, наглости, самоуверенности на втором; преодоление косности, консерватизма, скепсиса на третьем, наконец, преодоление скуки ложного «всепонимания» на четвёртом – всё это важные этапы познания Го. И нет смысла говорить себе «Я уже стар для этого»: Го приходит, когда это нужно, а не когда «просто хочется».
 Однако самое интересное в изучении Го то, что на определённом этапе росту игрока начинают мешать не проблемы игрового плана, а недостатки характера – рассеянность, забывчивость, горячность, неуверенность, недальновидность, робость, жадность, неумение сосредоточиться, склонность к излишнему риску и многое другое. Го не похоже на большинство логических игр, где можно обойтись заучиванием стандартных позиций и приёмов; штудирование литературы и упорные занятия тоже помогут не всегда – результат улучшится только после исправления очередного «косяка». В этот «потолок» (их может быть и несколько) рано или поздно упирается любой гошник (кстати, игрок в Го правильно зовётся «гоити»), и именно с его преодолением начинается настоящее Го, выходящее далеко за рамки настольной игры. Го – инструмент, а вовсе не цель. Недаром на Востоке говорят: «Го учит жить».
Со временем я заметил, что занятия Го сильно изменили мой характер и мышление в лучшую сторону. Я много лет занимался написанием текстов, художественной литературой, фантастикой, документалистикой, но при этом во мне почему-то подспудно копилось жесточайшее разочарование, недовольство и раздражение. Возможно, это было вызвано тем, что я постоянно нагружал левое полушарие мозга и совсем не давал высказаться правому. Вернее, может быть, «оно» и пыталось высказаться через левое, но где-то внутри себя, в душе я оставался недоволен, ибо не все чувства и мысли можно выразить словами (или просто у меня это плохо получалось). Я писал-писал-писал, ругался с издателями, считал копейки, тонул в потоке негатива из Сети – и становился всё несчастнее и злее.
  Возможно, первым шагом в сторону, первым таким «прорывом» моего второго, подсознательного «я» стали рунические практики, которыми я занимался в начале «нулевых», позже – занятия музыкой (некоторое время я даже играл в группе на губной гармошке). Потом, вынужденный совсем прекратить литературное творчество, я занялся историей, теорией игр и Го. И вот когда я после долгого перерыва снова начал играть в Го, правое полушарие обрело наконец площадку для реализации. Метания прекратились, я стал спокойнее смотреть на мир, начал мыслить по-другому, и жизнь моя мне кажется теперь лучше, полнее и ярче. Я жалею лишь о том, что в юности забросил занятия Го (сперва было банально не с кем играть, потом навалились другие заботы), из-за чего в моей карьере игрока образовался 20-летний перерыв. Всё это, по-моему, лишний раз доказывает, что человеку становится очень плохо, когда он дисгармонично занимается чем-то одним в ущерб всему остальному. Не исключено, что если бы я в юности уделял Го больше внимания, то вырос бы совершенно другим человеком. Чемпионом я бы в любом случае не стал, но я уже тогда интуитивно понимал, что ценность игры для меня заключается в другом.
Развлекательный, соревновательный и познавательный аспекты постижения древней игры неизменно сходятся на этапе духовного становления. Меняться – свойство человеческой натуры. В мире нет ничего постоянного, однако мы так часто об этом забываем, так старательно выстраиваем тающие «островки стабильности», будто намереваемся жить вечно. Японцы верят, что изучение Го полезно для человека на любом этапе жизненного пути, даже как эсхатологическая практика. Подтверждением тому служит такой странный, курьёзный и пугающий факт, что в Японии приговорённому к смертной казни, иногда годами ожидающему окончательного вердикта, выдают одну любую книгу по его желанию. Книгу и… комплект игры Го.
 Не исключено, что во всём этом кроется нечто намного большее, чем просто физиология. Давние эксперименты по лечению эпилепсии путём рассечения мозолистого тела («моста», соединяющего два полушария) показали, что в одном человеке спокойно могут уживаться две разные личности (при этом каждая уверена, что она одна). Всех интересующихся данным вопросом я отсылаю к роману Станислава Лема «Осмотр на месте». Долгое время это оставалось не более чем гипотезой, но недавние исследования группы китайских учёных под руководством Сяньхуан Чена действительно выявили, что у игроков в Го правое полушарие мозга проявляет большую активность, нежели у шахматистов, причём, особенное развитие получают участки лобных долей, ответственные за внимание, рабочую память, исполнительное регулирование и решение задач на пространственное ориентирование.
Если поразмыслить, возникают и другие странные и удивительные предположения. Что, если в правом полушарии у нас хранится… ну, скажем, память предков? Мы не имеем к ней прямого доступа, но она теми или иными путями даёт о себе знать.
 Или, вообще, вдруг наше правое полушарие – «ресивер» для связи с информационным полем? То есть, если допустить, что основная матрица и «сборочный цех» нашей личности базируется в левом полушарии, то правое – «накопительный банк», тёмное «Я» (оно же юнговское «id»), «бут-сектор», куда «подгружаются» знания из прошлого, будущего и (почему бы нет?) из параллельных миров. Озарения, идеи, вспышки просветления, «вещие» сны, приступы déjà-vu, внезапные интуитивные прозрения… Ученые-физиологи неоднократно замечали, что человек использует свой мозг едва ли на 10-15%. Даже если отдать ещё столько же регуляторным функциям, всё равно неизвестно, как мозг использует оставшиеся 70%. Да и в самом процессе мышления очень много загадочного. Все мы немного контактёры. Мы не понимаем, откуда поступает информация, где вход в эти «драконовы сны», но у нас в мозгу специально стоит предохранитель: «информационный шлюз», чтобы личность не растворилась совсем в этом потоке.
Не исключено, что психотропные препараты способны расшатать створки этого «шлюза», но это огромная ошибка: это не ключ, а взрывчатка, и когда «ворота» срывает с петель от её бесконтрольного применения, происходит катастрофа, коллапс, и мы получаем очередного Сида Барретта (что особенно грустно – последнему нравилось Го, но он в итоге нашёл другую дверь и вышел вон). Но возможно, некоторые трансовые практики способны приоткрыть «калитку», расширить канал до необходимых, но при этом безопасных пределов – и тогда знание (вернее, понимание) происходящего приходит к нам само и словно бы извне. Недаром многие люди описывают свои ощущения от творческого процесса так, словно они не придумывают всё это, а «вспоминают» нечто реально произошедшее (как человек, написавший десяток книг, могу подтвердить на собственном опыте: да, такое случается). В связи с вышесказанным нельзя не процитировать великолепные строки нашего современника, иркутского поэта и барда Олега Медведева:
.
Выпадет шанс – и некто святой придёт спасать твою душу.
Ты встанешь, схватишь его за грудки и будешь трясти как грушу,
Ты скажешь: «Мне не надо спасительных слов. Их своих у меня – как грязи.
Мне не надо ни стен, ни гвоздей, ни холстов, слышишь – дай мне канал связи!»
.
Во мне давно уже нет восторженности неофита, правда, нет пока и мудрости опытного игрока. Я не могу (пока не могу) заранее поручиться, в каком стиле я проведу следующую игру – покажу себя рискованным, агрессивным забиякой в стиле «Ух, держите меня семеро!» или наоборот – мрачным перестраховщиком, городящим неприступные бастионы и боящимся собственной тени. Но если я правильно выставляю «настройки» и «ловлю волну», игра приносит мне ни с чем не сравнимое наслаждение, даже если я проигрываю. Ни шахматы, ни шашки, ни маджонг, никакие другие игры, какими бы замечательными они ни были (может, разве что сёги), не дают мне ничего подобного.
В нас самой природой встроена «антенна» для связи с Запредельным, но мы не умеем её настраивать. Может быть, вся земная цивилизация постепенно движется к овладению механизмом управления этими потоками, и Го – один из самых мощных «паролей» к раскодированию этого замка. Кто знает, возможно, Го – одна из тех вещей, которые в будущем объединят Запад и Восток, правое полушарие мозга – с левым, примирят «физиков» и «лириков», сведут в единую концепцию все религиозные, духовные и философские течения, и научат наконец мужчин и женщин понимать друг друга.
Хотя в последнем, если честно, я немного сомневаюсь :).
.
(с) Дмитрий Скирюк
*



Источник: http://skyruk.livejournal.com/349645.html
Категории: игра Го | Добавил: mnemonik (06.05.2013)
Просмотров: 2016 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0 |
похожие статьи:



Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
[игра Го]

Ключевые слова: игра го


[ Категории каталога ]
Игры hi-tech [4]
игра Го [2]

[ Поиск ]


[ Друзья сайта ]

Мембрана

КосмоБлог


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Copyright ОСТ © 2017